четверг, 26 марта 2015 г.

Большой мух. Иллюстрируем детскую книжку. Часть 1.

       В мою задачу входит: проиллюстрировать детскую книжку "Большой мух". Концепция книжки: веселые, смешные, трогательные иллюстрации. Как обычно, начинаю работу с поиска образа главного героя — большой мухи. Правда, это не муха, а мух, потому что это он)
       Скажу сразу, рассказ "Большой мух" появился только в 2013 году, поэтому среди моих зарисовок десятилетней давности эскизов на данную тему искать точно не стоит. Из "рукава" ничего доставать не буду. Значит, начинаю работу над эскизами и буду здесь выкладывать некоторые из них, начиная с самых примитивных.
       Как обычно, все начинается с "одноклеточных":


       Как точка объект уже появился. Далее, ищем характер образа.


       Пока я не знаю как муха должна выглядеть, просто пытаюсь подобрать ей, для начала, примитивную форму и понять какая, более всего, соответствует ее образу.


       А образ изначально такой: страшный, ужасающий, пугающий, но не буду забывать, что это все-таки детская книга. Значит, образ должен быть с одной стороны страшный, а с другой — веселый, забавный, добрый, чтобы ребенок, глядя на него не испугался. Задача не из легких.


     В этом эскизе уже есть характер, только муха здесь все-таки муха, а не мух.


       Снова муха. Да еще и печальная. Нет, это не большой мух точно.


       Эта муха повеселее, но судя по взгляду - сама всех боится.


       Это уже мух, только напоминает какого-то плохого дядю. Нужно уходить от этого образа...


       А эта муха, по-моему, слишком злая. Нет, это снова не то.


       Эта больше похожа на дракона.


       Это уже теплее. Веселая, насмешливая, вполне способна напугать)


       А вот эта муха мне уже чем-то нравится. Только не пойму чем) Глаза у нее такие наивные... Но, нет, это тоже не большой мух.
      На сегодня пока все. Результат - 0. Образ главного героя пока не найден. Эскизов было на самом деле гораздо больше, просто не размещаю здесь идентичные варианты. Поиск продолжу завтра.
__________________________________________________________________________
 
       Серией набросков, которые сделала вчера, я запустила механизм творческого поиска. Интересно, что поиск не прекратился, когда я отложила бумагу. Я продолжала  делать наброски до самого вечера, только в своем воображении. И вот, уже поздно вечером, вдруг, увидела одну маленькую деталь образа — сланцы на ногах главного героя. Сланцы на ногах мухи? — подумала я сначала. А потом успокоила себя тем, что это ведь детская книга и здесь все может быть. Особенно, если представить муху в виде маленького человечка.
       За сланцами в воображении возникла вторая деталь образа — шуба. Шуба и сланцы? А что? Удивительное сочетание. Я  взяла карандаш и набросала то, что увидела. Вот что получилось:


       Это уже была нужная мне схема образа. Оставалось детализировать ее. Утром я сделала это. И вот что вышло:


       Это было то, что я хотела получить в результате.
       Интересно, что когда рождается окончательный образ, ты уже точно понимаешь, что это оно и больше искать ничего не нужно. В процессе работы над иллюстрациями можно его дорабатывать, оттачивать, но, главное, что он зарисован и утвержден внутренним цензором. Оставалось решить: как большой мух выглядит в профиль. Немного усилий и профиль был готов:


       Прекрасный профиль) А весь образ веселый, смешной, забавный, но и страшноватый немного, капризный, непослушный, особенно, в профиль. Все, мух  появился, теперь он, определенно, заживет своей жизнью и я даже представить боюсь, что он может вытворить в иллюстрациях этой книжки. Так и вижу, как он стучит своим сланцем об пол. Да, с характером получился. Итак, образ главного героя в карандаше решен:


       А про крылышки я и забыла.


       Ну, вот, теперь уже точно готов.
_____________________________________________________________________
Большой мух. Иллюстрируем детскую книжку:
Часть 1. Образ главного героя  http://idaairis.blogspot.com/2015/03/1_26.html
Часть 2. Главный герой в динамике  http://idaairis.blogspot.com/2015/04/2.html
Часть 3. Образы второстепенных героев http://idaairis.blogspot.com/2015/04/3.html

вторник, 24 марта 2015 г.

Большой мух. Рассказ. Читать...

       Мы пришли с моря. Поели. Папа сказал:
—Ну все. Теперь тихий час.
Мы с Никой пошли наверх. Спать. Я, конечно, сразу решил, что спать не буду. Так, полежу немного, полистаю книжку про динозавриков. Чтобы папа думал, что я сплю. Что это, вообще, за мода такая? Если тебе больше года — обязательно спи после обеда. Хоть через не могу спи. Кто это, вообще, придумал? Мне уже целых шесть, а Нике, вообще, десять. А у нас всё ещё расписание как в детском саду.
В общем, пошли мы наверх, в нашу комнату, и упали на кровати. Ника сказала:
—Если будешь шелестеть страницами — получишь.
—Я тихо. — Ответил я, чтобы она перестала меня учить.
Хоть понятно, что шелестеть я буду. А иначе — как страницы переворачивать? Но, на всякий случай, я решил к ней подлизаться и сказал:
—Ты такая красная, как помидор.
—Я не красная. Я — загорелая. А ты глупый, как креветка. — Сказала Ника.
—А разве креветка глупая? — Спросил я.
И тут папа снизу закричал:
—Я сказал: тихий час!
—Тихо. — Прошептала мне Ника.
—Я молчу. — Прошептал я.
—Спи.
—Я книжку хочу полистать...
Ника показала мне кулак. Я потянулся к книжке, но не удержал. Книжка упала на весь дом. Так звонко, что папа опять закричал:
—Я сейчас приду уже!
Мы засмеялись, уткнувшись в подушки. Потом Ника взяла зеркальце и стала в него пялиться. А я тихо взял книжку и стал тихо ее листать.
Наступила тишина.
Я рассматривал страницы с динозавриками и представлял, что они на самом деле существуют. Аж страшно стало от этого. Лежу я такой на кровати, а он в окно голову засунул и вообще... У них зубья — ого-го. И, наверное, изо рта у них пахнет, как у старого Барсика деда Савелия. Я представил. 
Потом я отложил книгу и начал придумывать. Разное. Но не успел ничего придумать, потому что в открытом окне что-то сильно зажужжало. Я оглянулся. И тут же услышал визг своей сестры. Наверное, она увидела то же, что и я. А я увидел чудовище. Оно напоминало огромную муху или черную осу и так жужжало и шумело, что мы даже не сразу сообразили, что папа уже стоит в комнате. Папа сначала хотел нас журить, но тоже увидел кудлатую муху и, наверное, тоже испугался, потому что сказал:
—Так, дети, спокойно. Сейчас я этого монстра полотенцем...
И папа побежал за полотенцем.
Муха, тем временем, подлетела к сестре и сестра с визгом забралась под одеяло с головой. А муха посмотрела на меня и мигом очутилась над моей кроватью. Я не визжал. Просто нырнул под одеяло. А изнутри я услышал как папа бежит по ступенькам к нам. Потом,  как он прибежал и стал махать полотенцем. А потом как стукнет по стене. Я понял, что кудлатой мухе конец. И вынырнул. И Ника тоже. Но тут оказалось, что папа промахнулся, и муха атакует теперь его. Мы снова забрались под одеяла, но я стал выглядывать в щелочку. Папа так двигал руками, как ниндзя. Я еще никогда не видел, чтобы папа так двигал руками. Но тут случилась неожиданность: мухе надоело атаковать папу и она рванула вниз,  к маме. Минуты две  было тихо, а потом раздался мамин визг и что-то, кажется, разбилось. Может, чашка.
—Леша! — Закричала мама. — Беги сюда!
Папа быстро побежал по лестнице вниз. А мы с Никой вскочили и подкрались к ступенькам, чтобы было видно, когда папа победит муху. Но внизу было тихо. А потом мама спросила:
—Где оно?
—Не знаю. Ты же здесь была. — Ответил папа. — Может, вылетело.
—А что это было? Шмель — не шмель. Муха — не муха. — Размышляла мама.
—Что-то южное. Не знаю как называется. — Сказал папа.
—Может, оно ядовитое? — Спросила мама.
—Да нет. Просто страшное. Устрашающего вида.
—Где оно?
—Не знаю. Щас поищу.
Папа начал искать. Он ходил по комнате с журналом, сложенным пополам, чтобы при случае дать мухе отпор. Но страшной мухи нигде не было. По-этому папа сказал громко:
—Всё! Улетел дирижабль. Можно спать.
Мы с сестрой бодро вздохнули и пошли к своим кроватям. Но лежать, вообще, не хотелось. Хотелось побегать с горы на всех парах. Или понырять. Но надо было делать тихий час.
Как только я забыл думать о мухе и перевел дух, внизу снова завизжала мама. Мы с Никой вскочили с кроватей и побежали к ступенькам. Папа уже пустил в ход журнал. Если судить по звуку. Но, когда мы оказались на ступеньках, то увидели, что огромное чудовище летит прямиком на нас. И оба завизжали. А потом бросились к кроватям и зарылись в одеяла. Сквозь одеяло я слышал как большая муха подлетела сначала к Нике, а потом  ко мне.
—Ника, а она через одеяло не прокусит? — Спросил я.
—Через одеяло — нет. Но ты можешь ей руку высунуть. — Сказала Ника.
Голос ее доносился как будто из трубы.
—Не, не хочу. — Ответил я.
Тут прибежал папа. И сказал:
—Ага! Вот ты где!
И стукнул по стене.
—Папа, можно уже выглядывать? — Спросила Ника.
—Можно. — Ответил папа.
Я тоже выглянул и увидел, что кудлатая муха сидит на потолке. Мы втроем стали ее рассматривать.
—Какая страшная. Папа, кто это? — Спросила Ника.
—Вражеский беспилотник. — Сказал папа.
—Я серьезно.
—Ника, ну откуда я знаю? Я же не ботаник.
—А я знаю. — Сказал я. — Это большой мух. Ну, или пчел.
—Так, дети, идите к маме. — Сказал папа. — Я его сейчас...
Мы побежали к маме и услышали оттуда, как папа хлопнул журналом по потолку. А потом раздался грохот. Папа упал, судя по звуку. А потом что-то сказал неразборчиво.
—Папа, что ты там говоришь? Нам не слышно. — Сказал я.
—Говори громче! — Крикнула Ника.
Но папа молчал. А самое интересное, что пока мы ждали от папы ответ, черный «дирижабль» перелетел вниз, к нам, и в ярости стал кружить по комнате. Он издавал такие звуки, как реактивный самолет. Ника стала орать и трясти руками. Мама прижимала меня к себе и, почему-то, закрывала мне рукой глаза, а я отковыривал ее руку.
Тут появился папа со словами:
—Замучила.
Схватил полотенце и стал размахивать им. Я понял, что он хочет проводить муху к окну, чтобы она улетела, а мы продолжили тихий час. Но у мухи были свои планы.
—Может, ей варенья дать? — Спросила мама. — Чтобы ее отвлечь.
—И за ушком почесать. — сказал папа, продолжая изображать вертолет с помощью полотенца. — Она варенье не любит.
Но тут, похоже, папа задел муху. Потому что она со странным звуком упала куда-то в кровать. И затихла там.
—Папа, ты что ее убил? — Спросила Ника слезливо.
—Нет, конечно. — Сказал папа. — Ей просто надоело летать и она решила прилечь на кровать.
—А где она? — спросила Ника.
—На перинке. — Сказал папа. — Сейчас будем искать.
Мы стали искать муху на кровати. Но ее нигде не было. Ни под одеялом. Ни под подушкой.
—Может, она под кроватью? — Сказал я и заглянул под кровать.
—Я здесь спать не буду. — Сказала мама.
—Сейчас мы ее отыщем. — Успокоил ее папа.
Мы с папой и Никой стали заглядывать под кровать. Но там было темно и ничего не видно. А потом в этой темноте раздалось страшное жужжание. Такое страшное,  как будто это было не насекомое, а грозный пришелец.
—А-а-а-а-а! — Закричали мы с Никой.
А я даже ударился головой о край кровати.
—Нет. Это уже не смешно. — Сказал папа.
Большой мух тем временем выбрался из-под кровати и завис под потолком. Похоже, мы с Никой и мамой ему не нравились тоже. Весь его вид говорил о том, что он идет в атаку.
Ника и мама завизжали. А мы с папой, как мужчины, смотрели прямо на муху, чтобы она подумала, что мы ее не боимся. Только я закрыл глаза.
В этот момент в дверь дома кто-то постучал. Когда мама отворила, я услышал голос Тимура Федоровича.
—Вы не спите?
Тимур Федорович — хозяин этого дома. Что за дом нам достался в этот отдых — весь    без дверей. Ну, неважно. Так вот, Тимур Федорович сказал:
—Вы не спите?
А я успел даже подумать, что странно приходить в тихий час, чтобы спросить «вы не спите?»
—Нет. — Сказала мама. — Нас атаковало какое-то чудовище. — Уже час от него отбиваемся.
—Какое чудовище? — Спросил Тимур Федорович.
—Да, вон, посмотрите. Леша с Валиком его сторожат. — Сказала мама.
Тимур Федорович зашел в спальню и посмотрел на потолок.
—А. Так это наша местная гаруда.  — Сказал он. — Она только с виду страшная. А на самом деле безобидная. Не настоящая гаруда, в общем.
Папа перестал махать полотенцем.
—Безобидная? — Сказал он.
—Да. — Сказал Тимур Федорович. — Жужжит, конечно, устрашающе. Да только и всего.
—А-а. Ну тогда что: пусть жужжит себе? — Сказал папа, глядя на меня.
Я кивнул.
—А-то. Пожужжит, увидит, что ее никто не боится, да и улетит. Куда денется. — Сказал Тимур Федорович.
—Валик, пошли тогда молоко с вареньем пить. — Сказал папа.
—Пошли! — Сказал я. — А тихий час?
—Сегодня у нас тихий не получился. Громкий вышел.
И мы пошли пить молоко. А когда мы все сидели за столом, то кудлатая муха прилетела к нам. Мама капнула ей на салфетку варенье. И оказалось, что муха эта варенье очень даже любит. Потому что она еще и на следующий день к нам прилетала.
Так я понял, что не все на свете такое уж страшное, каким кажется.
© Ida Airis

понедельник, 16 марта 2015 г.

Мир Спунов. Часть 4. Миниатюрные рисунки.

       Иллюстрации к сказке «Мир Спунов» задумывались как маленький фотоотчет девочки, которая отправилась в мир спунов.  Возможно, даже как альбом с фотографиями. Я не ставила своей целью создать правильный иллюстративный ряд с точки зрения теории композиции. Мне хотелось, чтобы книга выглядела по-детски наивной, словно ее придумала девочка шести лет.  Но, все-таки, необходимо было, каким-то образом,  внести немного динамики.
       В процессе работы над сказкой у меня скопилось много маленьких набросков разных объектов. Волшебная коробочка:


         Перышко:


        Конверт:


        Съемный карманчик:
        Горы мира спунов:


        Подушка:

       И вот, когда первые три иллюстрации были размещены на свои места в книге, пришло в голову  «разбавить» их именно миниатюрными рисунками. Эти крошечные рисунки располагаются на левых страницах книжки, в некоторых местах их обтекает текст. 


   
       Таким образом, с композиционной точки зрения, они уравновешивают наивный графический ряд книжки и вносят немного динамики в «фотоотчет» Моны о мире спунов. 



четверг, 12 марта 2015 г.

Мир спунов. Часть 3. Антураж.

       После того, как образы главных героев сказки были созданы, встал вопрос о том, как выглядит мир Спунов. Идея – каждому спуну по кроватке – развилась сама собой. Поэтому спуны спят не только на обычных кроватках с разнообразными спинками, но так же на гамачках и на многоярусных кроватках. Кроватки в сказке трансформируются в мосты, лодочки и даже служат транспортным средством.


       Антураж сказки достаточно прост, аскетичен, ведь обитатели мира Спунов все-таки спят, а не обустраивают свой мир. Но, чтобы как-то разнообразить общую картину, родилась мысль сделать удивительным небо: в виде пушистых шариков, которыми спуны могут управлять.


        В целом, мир Спунов это множество разнообразных кроваток со спящими спунами и небо в виде пушистых шариков. Мне представлялся он вот таким:


        А если поближе посмотреть на кроватки, то таким:


       Ну и, понятно, какой мир без лобного места? Таким местом в сказке «Мир Спунов» является волшебная Башня, в которой происходит самая главная трансформация с главным героем. Иллюстрация Башни претерпела несколько вариантов подачи. Вид Башни через приборчик Моны:


       Изображение Башни с помощью спецэфектов графических программ:


       Изображение Башни адаптированное к стилю всей серии иллюстраций:



       И только в конце сказки, становиться ясно, что мир Спунов – это крошечный мир, размером с носовой платочек.

   
       Вот такой на самом деле и есть мир маленьких спунов.

пятница, 6 марта 2015 г.

Мир Спунов. Часть 2. Мона.

       Это готовая иллюстрация к сказке "Мир Спунов". На ней изображена девочка Мона.


       После того, как была написана сказка и составлен образ главного героя, я начала думать над тем, какой же должна быть главная героиня Мона. Изначально, я не видела в своем воображении, как она выглядит. Тогда я пошла привычным для художника путем – начала делать эскизы.
       Cмысл эскизов, как ни парадоксально,  заключается в работе над эскизами, когда, на протяжении нескольких часов, просто сидишь и рисуешь свое видение образа. И вот что интересно: даже если совершенно далекий от рисования человек возьмет в руки карандаш и будет рисовать один и тот же образ на протяжении нескольких часов или дней, он с удивление обнаружит, что первые образы окажутся «сырыми», а в последних «все-таки что-то есть».
       Не буду размещать здесь все эскизы, которые рисовала, пытаясь найти образ девочки Моны. Размещу только несколько ключевых. Вот результат первых зарисовок:


       Эта Мона нарисована в духе традиционных представлений о сказочной девочке-фее. Но когда я попыталась разместить ее рядом с Маконом, на его фоне, она стала казаться инородным существом. То есть, у меня вышло  два «навороченных» образа, с обилием деталей. Но по сюжету, девочка Мона всего лишь дополняет главного героя.  Значит, такой образ ей явно не соответствовал. Нужно было «упростить» ее.
       Проанализировав образы известных мне сказочных героинь, спустя несколько дней, я снова взялась за эскизы.  Меня потянуло на более реалистичные изображения и несколько часов я рисовала просто девочек. Потом решила все-таки немного стилизовать образ. В результате у меня получилось следующее:


       Когда, через несколько дней, я посмотрела на этот образ «свежим» глазом, я поняла, что это точно не моя Мона. Но образ мне все-таки чем-то импонировал и, возможно, я использую его для какой-то другой иллюстрации.
       Отложив работу недели на две, я все это время размышляла над тем, как выглядит Мона. Вернее, как она должна выглядеть именно в моем представлении. Главные требования, которые я выдвигала  к ее образу были следующие: смешная, веселая, улыбчивая, необычная, по стилю соответствующая образу спуна. Она должна была быть стилизована в духе сказки. Тогда я начала стилизовать образы девочек.
       Стилизация, вообще, очень интересное, занимательное  занятие. Можно, в виде развлечения, стилизовать один и тот же образ на протяжении месяца, уделяя этому пять минут в день. Спустя месяц, вы увидите, что начинали с реалистичного образа, а, в процессе стилизации, пришли практически к символу. Стилизация отсеивает ненужное, либо преобразует реальное изображение, изображая его по-новому,  в стиле, соответствующему данному художнику. Стилизация – это, своего рода, «почерк» художника. Когда  мы говорим о великих художниках, мы всегда имеем в виду их уникальную способность изображать реальность именно в своем, неповторимом стиле.
       Но, вернусь к образу Моны. Наверное, около  месяца  я, то и дело, возвращалась к эскизам девочек. Но образ никак не складывался. Тогда пришлось пойти немного другим путем.  Я начала рисовать спуна и рядом с ним девочку, пытаясь понять, какой она должна быть, чтобы соответствовать главному герою. И вот, в один из дней, я нарисовала именно ту Мону, которая, как я думаю, вполне соответствует этой сказке. Вот какой она была в карандаше:



       А такой она стала, в процессе обработки рисунка с помощью графических программ.





четверг, 5 марта 2015 г.

Мир спунов - история создания. Часть 1. Главный герой.

     Когда-то давно, лет семь назад, я делала зарисовки акварелью. А потом отвлеклась от основного задания и вот что у меня получилось. (Умышленно не редактирую это изображение, чтобы передать правдивость того, как создаются образы).


       Честно говоря, тогда я представления не имела, кого нарисовала. Просто какое-то существо. Если судить по картинке,  это существо, которое спит стоя, у которого есть подушка, странная ложечка на цепочке и, почему-то, перышки на ухе. Образ мне показался забавным. На том дело и кончилось. Я сложила зарисовку в папку и забыла о ней.
     Однажды, а именно весной 2011 года, я писала одну работу по истории искусств. Сидела за столом, заваленным книгами, читала, анализировала и снова писала. Потом я устала и читать, и писать, подумала о том, что хочется спать. Потом стала размышлять над словом  "спать". У меня получилось что-то вроде "спанья", "спатья" — как процесс, потом "спань я", "спунь я" - это уже определение к слову я, которая  хочет спать или уже спит. И вдруг, в уме появилось слово "спун". Спун — это тот, кто спит.  И  тут же родился образ некоего сонного существа, которое вроде бы спит, а вроде бы и не спит, но очень любит спать, конечно. Взяв в руки карандаш, на клочке бумаги я зарисовала то, что увидела в своем воображении. И вот что у меня получилось.
  
       Нарисовав, я поняла, что это самый настоящий спун, который, естественно, живет в мире Спунов, ведь ему же нужно где-то жить, по логике вещей. Дальше — больше. Раз уж спун любит спать, значит, у него, определенно, должна быть кроватка или гамачок для этого. И, что-то мне подсказывало, что он в своем мире не один, потому что одному ему было бы скучно даже спать.
       Когда я нарисовала спуна, то сложила этот рисунок в папку. Обычно, я складываю свои зарисовки в папку. Таких папок у меня много. Периодически я просматриваю их и некоторыми из них пользуюсь в своей работе. Так вот, я сложила спуна в папку и... забыла о нем.
       Прошел год. Я просматривала содержимое папок, и, вдруг, увидела спуна.  Глядя в его нарисованные глаза мне даже стало неловко от того, что я забыла о нем. Как я могла? Но у меня было много других дел, поэтому я закрыла эту папку и открыла другую. И вот, в этой второй папке, я обнаружила изображение существа акварелью, которое сделала много лет назад. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что эти два существа очень похожи друг на друга. Значит, первое существо тоже было спуном, только я об этом не знала, когда зарисовала его. Помню, мне показалось тогда, что это не случайное совпадение.  Но  через пару дней я снова забыла, теперь уже, о двух спунах.
       Вернулась я к своему спуну только весной 2013. У меня в воображении вдруг начала прорисовываться цельная картинка, сюжет самой сказки. Именно тогда я и решила взяться за дело всерьез. Таким образом, спустя месяц, уже был готов текст сказки "Мир спунов" и самый первоначальный сюжетный иллюстративный ряд. А вскоре появилась и первая готовая иллюстрация.
       В основу первой иллюстрации лег карандашный спун,  зарисовки кроватки спуна, и специфического неба спунов.

       Отдельные рисунки затем оцифровывались (как правило, сканировались), чтобы можно было работать с ними в специальных графических программах. Затем, эти рисунки обрабатывались (ретушировались), распределялись по слоям, к ним применялись различные фильтры. И вот что получилось в результате.


       Так родился главный герой сказки - спун Макон. Именно так он создавался.

P.S. Я думала, что фиолетовый спун - самый первый спун, который пришел мне в голову, но оказалось, что это не так. Вчера я наткнулась на свои очень старые рисунки и обнаружила там... вот такого спуна. Ему лет десять, наверное.

   
    Надеюсь, это и есть самый первый спун)

Мир Спунов. Читать сказку.


       Мир Спунов  располагается по соседству с миром людей. Вот  только не все люди его видят. Находится он в небольшом ящичке с порядковым номером “17”. А сам ящичек хранится в волшебной комнате, в которой расположены разные-преразные миры и совсем крошечные мирочки. Эта волшебная комната находится в одном городе на Земле, только в каком именно сообщать нельзя, чтобы миры и мирочки никто не тревожил и их обитатели жили спокойно.
В волшебной комнате существуют свои правила. Тот, кто оберегает покой  комнаты, всегда невидим. А тот, кто наблюдает за ящичками, чтобы с ними ничего не случилось, видим, но он не имеет права открывать ящички. Открывать их без надобности, вообще, нельзя никому. Но если надобность появилась, то открыть какой-либо из ящичков позволяется волшебной девочке или волшебному мальчику.
       Как же понять когда появляется надобность? Очень просто. Надобность появляется всякий раз, когда зажигается табло с порядковым номером какого-либо из миров. Если это происходит, значит такому миру нужна помощь. Значит, что-то там не в порядке и нужно его открыть, чтобы разобраться. А как же понять какую девочку и какого мальчика можно считать волшебными? Очень просто. Мальчики и девочки, которые верят в то, что волшебная комната существует и при этом хранят тайну и никому об этом не рассказывают, являются по-настоящему волшебными.
       Так вот, как раз сегодня утром, в волшебной комнате зажглось табло с порядковым номером “17” на ящичке фиолетового цвета. Хранитель подошел к ящичку и прочел надпись: “Спуны”. Значит, именно Мир Спунов нуждался в помощи. Хранитель уже хотел идти за ключом, как вдруг заметил надпись на листочке, который был приклеен к ящичку. Надпись гласила: “Ключ утерян”.
       Потеря ключа от мира случалась редко. На всякий случай Хранитель вернулся к доске с ключами и посмотрел на крючок под номером “17”. Ключа там не было. Тогда он открыл телефонную книгу волшебных девочек и мальчиков на странице “Особый случай”. Там было обозначено всего две девочки и один мальчик. Хранитель набрал номер девочки по имени Мона и когда ему ответили, сказал:
       —Здравствуйте, это Мона?
       —Да, — ответила девочка.
       —Мона, миру Спунов нужна твоя помощь.
       —Поняла.  — Сказала девочка. — Правда, вчера у меня выпал зуб. Это ничего?
       —Думаю, это  не помешает. —  Ответил Хранитель.
       Спустя немного времени маленькое розовое облачко появилось на севере мира Спунов и начало медленно передвигаться на юг.  Формой оно напоминало сердечко. Наконец, облачко остановилось над кроваткой одного из спунов, опустилось ниже и окутало кроватку розоватой дымкой. От этого белое одеяло и подушка стали вдруг сиреневого цвета, потом на них появились нарисованные цветы... И тут в облачке кто-то чихнул. Это чихнул спун по имени Макон. Когда он чихнул, облачко исчезло, а спун... проснулся. Вот такая необычность случилась в мире Спунов сегодня утром.
       Cпрашивается, что же это было за облачко, которое разбудило спуна? Это было волшебное облачко, которое запускают в особых случаях в те миры, от которых утерян ключ. Запускает это облачко сам Хранитель. А вместе с этим облачком в мир попадает волшебная девочка или мальчик, которые умеют становиться невидимыми и уменьшаться в размерах.
       Итак, спун открыл глаза и увидел маленькую кроватку, на которой кто-то спал. Затем он увидел еще одну кроватку... И еще много-много кроваток. Тогда он оглянулся по сторонам и очень удивился. На кроватках лежали какие-то существа и не двигались. От этого ему стало смешно и захотелось баловаться. Он вскочил на ножки и попрыгал на кровати. Вверх-вниз. Вверх-вниз.
       Потом он обнаружил ложечку, которая болталась на веревочке вокруг его шеи и попробовал ее на вкус. Ложечка оказалась такая вкусная, что даже сравнить не с чем. Затем, он упал на кроватку, укрылся одеялом и притворился будто спит. После чего ему надоело притворяться и он свесился головой вниз, прямо на пол. От этого все кроватки вокруг тоже перевернулись ножками вверх.
       Под своей кроваткой Макон обнаружил игрушечную кроватку, на которой лежал совсем крошечный спун. Это выглядело еще смешнее, чем спящие спуны на больших кроватках. А потом его внимание привлекли две веревочки с кисточками на концах которые лежали на полу рядом с его головой. Как выяснилось, это были уши Макона. Внимательно рассмотрев их, спун восхитился своей необыкновенной красотой и решил проверить: есть ли уши у других спунов? Оказалось, есть. Такие же, с кисточками. А еще у спящих спунов были большие круглые носы и волнистые ресницы, такие длинные, что свисали на подушки и такие шелковистые, что их было очень приятно трогать.  Макону понравились его соседи по кроваткам, только было непонятно, почему они спят, а Макон не спит. По-этому он решил разбудить кого-нибудь из них.
        Его сосед-спун спал и улыбался во сне. Макон склонился над ним и похлопал его по шее. Потом он похлопал его по спинке, потом он  взял его за ручку и потряс ею в воздухе, потом он взял за уши спящего спуна и оттянул его уши в разные стороны, потом он постучал пальчиком по носу спуна... Но тот не проснулся.
       Удивленный Макон присел на кроватку, вздохнул и сказал:
       —Да-а-а-а-а.
       Так он понял, что умеет издавать звуки. У него был звонкий и смешной голосок. Такой смешной, что он сам захихикал от своего “да-а-а” и повалился на кроватку. А потом вскочил на ножки и  закричал:
       —Просыпайтесь, спуны! Это  Макон!
       Но  спуны продолжали спать и улыбаться.
       — А почему тогда я проснулся? — Спросил себя Макон. — Почему я не сплю?

       Но ответа не нашел. Он вернулся к своей кроватке, попрыгал немного вверх-вниз, сел и задумался над тем, что же делать дальше. Размышляя, он вдруг поднял голову и увидел вверху кружевные облака. Они висели высоко и переливались розовато-зеленым сиянием. Казалось, словно они сплетены из прозрачных веревочек, но при этом невесомы.
       —Ух ты! — Прошептал  Макон. — Какие пушистые шарики...
       Облака без движения висели в небе, как будто они тоже спали, как спали спуны, все, кроме одного. И тут Макон представил, что его кроватка — это на самом деле не кроватка, а кораблик.  Он стоит на этом кораблике, а кораблик плывет и плывет, и вокруг никого нет, только облака вверху...
       Неожиданно, Макон услышал какой-то звук. Сначала, этот звук был похож на тихий свист, а потом, как будто, на похлопывание. Он доносился откуда-то сверху и с каждым мгновением нарастал. Пространство вокруг Макона начало менять цвет. Розовые оттенки сменились голубоватыми, потом появилась желтая полоса. Эта полоса расширилась в размере, растеклась во всё небо и приобрела вдруг изумрудно-зеленый оттенок. Макон замер на месте. И, вдруг, он увидел маленькое перышко, которое закружилось в воздухе над его головой. А в следующую минуту произошло совсем непонятное. Из облаков появился стул с крыльями и плавно приземлился возле его кроватки.
       Стул был золотистый с розовой обивкой. На спинке стула, в верхней его части, был выступ в форме короны, а в выступе — замочная скважина. Еще на спинке стула крепились четыре пимпочки, похожие на пуговки, а на сидении была одна такая пимпочка. Ножки у стула были изогнутые, а крылья белые и пушистые. Когда стул приземлился, крылья куда-то исчезли. А на самом стуле оказалась девочка.
        Это было так неожиданно, что Макон чуть не свалился со своей кроватки.  Он быстро нырнул под одеяло и зажмурился. Но долго так сидеть было неинтересно, поэтому он тихо подкрался к краю одеяла, высунул наружу нос и осмотрелся.
       Девочка поднялась со стула, огляделась по сторонам, увидела Макона и улыбнулась. Во рту у нее не доставало одного зуба. Это была Мона. У нее были голубые глаза, длинные темные волосы и много всяких побрякушечек и на шее, и на голове, и на платье.
       —Привет! — Сказала девочка. — Меня зовут Мона. А тебя?
       —Макон. — Ответил спун смущенно. — Только меня никто так не зовет,  потому что все  спят.
        —А ты почему не спишь? — Спросила девочка.
       —Меня разбудило облачко. В форме сердечка. Розовое такое. Я чихнул и проснулся. А все не проснулись. А потом — облака в небе, и  стул, и ты...
 Макон вылез из-под одеяла и стал ходить вокруг кроватки. При этом он говорил:
       —И ведь ты совсем не похожа на всех этих спунов, которые спят на кроватках, как маленькие креветки. У тебя есть летающий стул и такой приятный пух на голове... (Когда он говорил об этом, то потрогал волосы Моны). И вот эти все вещи, что на тебе — это совсем ни на что не похоже... Но мне нравится... А больше всего мне нравится, что ты не спишь и разговариваешь, как я.
       Макон смущенно поводил ножкой по полу. Потом он улыбнулся своей широкой улыбкой, и девочка засмеялась.
       —Знаешь, — сказал он. — А у меня тоже есть вещи. У меня  есть ложечка.  Очень вкусная. И вот еще что.
       Макон показал ложечку, нырнул под кроватку и достал игрушечного спуна.
       —Какой милый! — Сказала девочка. — Как ты. Только маленький.
       —Так я такой, как этот спун? — Удивился Макон и от радости пошевелил ушами.
       Девочка кивнула.
       —Значит, я тоже такой красивый? — Не  поверил Макон.
       —Да. Ты красивый. — Ответила девочка.
       —Как приятно быть таким красивым, Мона, если б ты только знала...
       —Я представляю. Пока у меня не выпал зуб, я тоже была красивой. — Сказала девочка и вздохнула. — Макон, мне нужно рассказать тебе один секрет.
       —Секрет? — Сказал спун. — Рассказывай. Я секреты люблю.
       И тут Мона рассказала историю о том, как загорелось табло под номером “17”. Как она появилась в мире Спунов. Что мир Спунов в опасности, но пока никто не знает в чем состоит опасность, потому что ключ утерян...

       —Понимаешь, Макон, — сказала Мона. — Когда пропадает ключ от мира, теряется знание об этом мире. Ведь все знание заключено в ключе. Ключ от мира Спунов пропал, поэтому, никто не знает, как помочь твоему миру.
        Потом Мона предположила, что если Макона разбудило облачко, то это не просто так. Это может значить, что он — Макон — особенный спун, и ему предначертано спасти мир Спунов от грозящей опасности... Рассказ Моны в представлении Макона выглядел очень необычно. Приблизительно так, как на картинке справа. Когда рассказ Моны подошел к концу, Макон какое-то время молчал.
       Затем он сказал:
       —Ой-ёй-ёй.
       И снова прибавил:
        — Ой-ёй-ёй.
       Потом он подумал, тяжело вздохнул и решительно  заявил:
       —Извини, Мона, но мне пора спать.
       Он забрался на кроватку, укутался в  одеяло  и закрыл глаза.
       Может, Макон и не все правильно понял, но суть он уловил правильно. По-этому он решил снова уснуть.
       —Макон, ты что? — Сказала девочка. — Твой мир в опасности и ты единственный, кто проснулся, чтобы  защитить его. Ты не можешь спать.
       —Могу. — Ответил Макон, не открывая глаз. — Пока я спал, все было хорошо. А у других спунов и сейчас все хорошо.
       —Если бы в мире Спунов было все хорошо, то на ящичке не зажглось бы табло под номером “17”. — Сказала девочка.
       —Я не знаю, что такое табло. И не хочу знать. Потому что оно зажглось. По-этому, я буду спать.
       Спун повернулся на бочок, спиной к девочке и сделал вид будто спит.
       Так в мире спунов снова наступила тишина. Макон делал вид буд-то он спит. Остальные спуны спали на самом деле. А Мона просто молчала, потому что она совсем не знала, как быть дальше.
       —Слушай, Макон, — сказала Мона, подумав, —  Ты, конечно, можешь делать вид будто спишь и совсем меня не слышишь. Но я все-таки скажу тебе одну вещь. Дело в том, что тот, кто спасает мир, уже после того, как спасет, всегда получает необыкновенный подарок. Конечно, если тебе не нужен подарок, то ты тогда можешь спать дальше. Тогда я улечу в свой мир на крылатом стуле, а твой мир... Твой мир исчезнет и тебе негде будет спать. И этим маленьким спунам тоже негде будет спать...
       От слов девочки Макон вскочил на ножки и стал ходить вокруг кроватки. По всему было видно, что слова девочки его расстроили. Он обошел свою кроватку справа-налево три раза, затем слева-направо четыре раза и подошел к Моне. Он похлопал себя по грудке ладошкой и, почти плача, сказал:
        —Но почему я? Почему я должен спасать мир?
Мона улыбнулась.
       —Потому что ты единственный, кому под силу это сделать. Если бы это было не так, то облачко разбудило бы другого спуна.
       —А если облачко ошиблось? Ведь может быть такое? — С надеждой в голосе, спросил спун.
       —Не может. Облачко никогда не ошибается.
       Макон задумался. Потом  тяжело вздохнул и честно признался:
       —Но я совсем не чувствую, что мне под силу спасти мир Спунов.
       Он сел на кроватку и уныло опустил голову.
       —Это потому, что ты пока не думал об этом. — Сказала девочка.
       Макон приосанился и напустил на себя серьезный вид. Так он сидел довольно долго. А потом сказал:
       —Мона, так что ты там говорила про подарок?
       Таким образом, Макон начал думать в нужном своему миру направлении. Он ходил вокруг своей кроватки и вокруг соседних кроваток. Задумчиво стоял между кроватками, стоял на своей кроватке и даже пробовал прыгать вверх-вниз, как делал это раньше, но от этого все мысли куда-то разлетались. Наконец, он сел и сказал:
       —Нет. Не думается мне.
       —Совсем-совсем не думается? — Спросила девочка.
       —Ну, про подарок думается...  И еще всякая ерунда.
       —Какая ерунда?
       —Ну, например, почему одеяло в цветочек только на моей кроватке, а у других — белые. Или: где кончаются кроватки? Или: почему пушистые шарики вверху не двигаются?... Ну и всякое другое.
       —Макон, ты очень правильно думаешь. — Обрадовалась девочка. — Продолжай.
       Макон удивился и снова начал думать. Он встал, обнял свою подушку и начал смотреть в даль.  А потом поднял голову и стал смотреть вверх на пушистые шарики. Прошло немного времени и, вдруг, Мона увидела, что облака в небе всколыхнулись и полетели в сторону изголовья кровати Макона. Мона вынула из карманчика, прикрепленного к ее руке, пространственный компас и определила цифру направления. Это была цифра “17”.
       —Мона, ты видела это? — Закричал спун. — Это я сделал! Это я их сдвинул! Что это у тебя такое?
       —Это — пространственный компас. — Сказала девочка. — Облака летят в направлении цифры “17”. Ты молодец, Макон!
        Спун взял  компас и внимательно рассмотрел его.

       —О чем ты подумал, перед тем как облака задвигались? — Спросила девочка.
       —О том, куда следует идти, чтобы спасти мир Спунов.
       —Ты самый умный спун в мире Спунов! — Сказала Мона. — Теперь я понимаю, почему облачко разбудило именно тебя.
       —Дашь мне поносить пространственный компас? — Сказал Макон.
       —Когда  спасешь мир, я тебе его подарю. — Ответила девочка.
       —Так это и есть тот подарок, о котором ты говорила? — Немного разочарованно спросил спун.
       —Нет. Это не тот. — Сказала девочка.
       —А, тогда хорошо. — Обрадовался Макон. — Тогда, ладно. Мона, а что у тебя в этих карманчиках?
       Мона расстегнула карманчики и вынула содержимое. Она разложила его на кроватке и Макон с интересом стал разглядывать предметы. Пульсар, невидимка, магнитик, фонарик, приборчик, колечко, шпагатик, карандаш и блокнот, ключ, и маленький ютер.
       —Ух ты, как у тебя много всего... — Восхищенно сказал Макон. — И ты мне все это подаришь?
       —Не все. Только пространственный компас.
       —А все остальное?
       —Остальные  вещи нужны мне самой.
       —Для чего?
       —Карандаш —  чтобы писать в блокнотик. Ютер —  для связи с волшебной комнатой.               Фонарик на случай темноты. Магнитик — на всякий случай. Шпагатик, если нужно что-то к чему-то привязать. Приборчик — чтобы через него смотреть. Пульсар — это если я, вдруг, заблужусь, чтобы пустить луч из мира Спунов и меня нашли. Колечко —  на удачу. Невидимка, чтобы волосы в глаза не падали. Ключ — от летающего стула. А пуговку и кнопки я нашла на полу в волшебной комнате. Наверное, их просто кто-то потерял. 
       —А пространственный компас, получается, не нужен? — Спросил спун.
       —Этот компас годится только для мира спунов. — Сказала девочка.
       —Значит, мне достанется только пространственный компас?
       Девочка кивнула.
       —Это будет уже второй подарок. Вернее, первый. Твой подарок. А если не спасу? Может, сейчас подаришь? — Предложил спун и широко улыбнулся.
       —Нет. Когда спасешь. А сейчас нам пора. — Сказала девочка.
       —Рад, что ты в меня веришь, Мона.
       Мона и спун отправились в путь, не зная куда идут и что ждет их впереди. Они шли между кроватками спящих спунов туда, куда летели пушистые облака. А кроватки все не заканчивались и не заканчивались. Иногда Мона спрашивала:
       —Макон, ты думаешь?
       —Думаю. — Отвечал спун. — У меня аж ножки болят от этого.
       А иногда отвечал:
       —Думаю про твой подарок.
       А через время:
       —Думаю про главный подарок. Хе-хе.
       Спустя некоторое время, они дошли до того места, где закончились кроватки. Теперь, вместо кроваток спуны спали в гамаках, которые были прикреплены к каким-то невидимым веревочкам вверху. Гамаков было так много, что трудно было двигаться дальше. Они висели вразброс, из-за этого приходилось нагибаться и, в некоторых местах, приседать. Пробравшись сквозь паутину гамаков Макон и Мона вновь очутились среди обычных кроваток.
       Неожиданно пушистые шарики остановились. И спун с девочкой тоже.
       —Это ты сделал? — Спросила Мона.
       —Нет. Я только подумал, что должна быть какая-то подсказка. — Ответил Макон.
       —Значит, ты. — Сказала девочка. —  Нам нужно искать подсказку.
       —Где?
       — Где-то здесь.

       И они начали искать. Осматривали кроватки и даже заглядывали под кроватки, на всякий случай, но ничего не находили. Потом смотрели на кроватках, но тоже ничего не находили.
—Смотри, Мона. — Сказал вдруг Макон, указывая на маленькую полосатую коробочку под кроватью одного из спунов. — Может, это подсказка?
       Спун вынул ее из-под кровати, открыл и удивленно посмотрел на предмет, лежащий внутри.
       Мона взяла предмет в руки и сказала :
       —Это будильник. Как он мог оказаться  в твоем мире?
       Мона задумалась, потом оглянулась по сторонам и поняла, что Макона рядом нет.
— Макон, где  ты? — Спросила девочка.
       —Я здесь. — Ответил спун. — Под кроваткой.
       —Что ты там делаешь?
       —Думаю. — Сказал Макон. — Но, если честно, то  боюсь будильника.
       —Почему? — Спросила девочка.
       —Потому что будильник запрещает спать. — Сказал Макон. — Он сейчас зазвенит?
       —Но ведь ты и так уже не спишь. — Сказала девочка. — Значит, будильник тебе не навредит. Он зазвенит через три часа.
       —Три часа? А это долго?
       —В мире людей не долго. А в мире спунов... Даже не знаю.
       Макон вылез из-под кроватки и с опаской подошел к девочке.
       —Хм. — Сказал он. — Если будильник зазвенит, значит все спуны проснутся?
       —Наверное.
       —Это плохо, если все спуны проснутся? — Снова спросил спун.
       —А ты как думаешь? — Сказала девочка.
       —Не знаю. Если все спуны спят, значит это кому-нибудь нужно.
       —Думаю, да.
       —А если все проснутся... Тогда станет очень весело...
       —Это точно.
       —Но, почему-то, сейчас не сплю только я. —Заметил спун. —Значит, так нужно, чтобы все спуны спали.
       —Возможно. — Сказала девочка.
       —Мона, а мы можем как-нибудь остановить этот будильник? На всякий случай.
       —Нет, не можем. В нем нет ключа.
       —Значит,  нам нужно найти ключ. — Сказал Макон.
       В этот момент раздался очень тихий и необычный звук.
       —Мона, ты слышишь? — Спросил Макон.
       —Слышу. — Сказала девочка.— По-моему, кто-то плачет.
       Они пошли на звук и, вскоре, оказались у необычно большой кровати, на которой спал спун, который плакал во сне. Макон удивленно посмотрел на прозрачные горошины слез, которые катились по ресницам спящего спуна и прошептал:
       —Что с ним?
       —Он плачет. — Сказала девочка.
       —Я вижу. Но почему он плачет?
       —Не знаю. Его что-то расстроило.
       —Что?
       —Что-то во сне расстроило его. Я думаю, нам нужно его разбудить и спросить.
       Мона погладила спящего спуна по голове, а Макон похлопал его по грудке и сказал:
       —Просыпайся, Ручеёк!
       —Ручеек? — Прошептала Мона. — Почему ручеек?
       —Потому что у него из глаз ручейки бегут.
       В этот момент спящий спун открыл глаза.
       —О, ты проснулся! — Сказал Макон. — Я — Макон, а это — Мона. Мы хотели узнать: почему ты плачешь?
       Спун, который “ручеёк”, удивленно посмотрел по сторонам, потер глазки и сказал.
       —Мне снился сон. Я был в комнате. Там была девочка. Она говорила маме: мама, мир спунов в опасности. Но мама ей не верила. Тогда девочка заплакала. И я заплакал вместе с ней...
       —Вот это да-а. — Удивился Макон. — А что еще говорила девочка из твоего сна?
       —Она говорила о ключе и будильнике. Что ключ находится на другой стороне мира. —        Ответил спун-ручеёк. — А если не остановить будильник — мир Спунов исчезнет. Еще она говорила про три горы и пять точек. И про большой ветер. Но, что всё это значит — я не знаю.
—Ключ на другой стороне мира? Мона, ты это слышала? Да ведь это же ключ от будильника! А где находится другая сторона мира? — Спросил Макон нетерпеливо.
       —Этого девочка не сказала. — Ответил спун-ручеёк. — А потом заплакала. И я заплакал вместе с ней.
       —Что же значат три горы и  пять точек? — Задумчиво сказал Макон. — И при чем здесь большой ветер?
       —Я не знаю. — Грустно сказал спун-ручеек.
       Макон вздохнул, посмотрел на Мону, затем на спуна и сказал:
       —Ручеёк, мы с Моной идем спасать мир. Хочешь пойти с нами?
       —Нет. — Ответил спун. — Мне нужно вернуться и помочь девочке из моего сна.
       —Тогда мы пойдем, а ты засыпай. И больше не плач.
       Макон и Мона отправились в путь. По пути Макон размышлял вслух:
       —Другая сторона мира. Как это понимать? Ключ находится с другой стороны мира... Почему с другой? И где эта другая сторона? Вот если бы кто-то не задавал все эти загадки, то я бы сейчас спал и видел сны.

       —Макон, а ты помнишь свои сны? — Спросила девочка. — Те, которые тебе снились пока ты не проснулся.
       —Помню. — Ответил спун.
       —А что ты помнишь?
       —Мне всегда снился другой мир. Там были девочки и мальчики. Они играли бегали, прыгали, кричали, веселились...  Они были похожи на тебя, Мона.
       —А что ты делал в этих снах?
       —Я охранял их, когда они ложились спать. Я охранял их сны.
       —Ты охранял сны детей? — Удивилась девочка.
       —Да.
       — А как ты их охранял?
       —Я становился облачком. — Признался спун.
       —Каким-таким облачком? — Засмеялась девочка.
       —Мона, не смейся. Над этим нельзя смеяться. — Сказал Макон.
       —Почему?
       —Потому что нет ничего смешного в том, что я охранял сны детей. Это, между прочим, главная задача всех спунов.
       —Откуда ты знаешь? — Спросила девочка.
       —Я это только что вспомнил. — Сказал спун. — Когда я только проснулся, то многого не помнил. А теперь вот вспомнил.
       —Так значит, если мир спунов исчезнет, то некому будет охранять сны детей? — Спросила девочка.
       —Некому. — Ответил спун.
       —Макон, а что тогда случится?
       —Тогда дети перестанут спать.
       —И что тогда?
       —Мона, ты только не переживай, мы обязательно спасем Мир Спунов. Посмотри, сколько осталось времени?
       —Два часа тридцать минут. — Сказала девочка. — Нам нужно торопиться.
       Следом за обычными кроватками началась полоса многоярусных кроваток. Эти кроватки были такими высокими, что верхушки их касались пушистых шариков в верху. А спуны спали на них друг над другом, словно на полочках.
       —Мона, как ты думаешь, кто задает все эти загадки? — Спросил вдруг Макон.
—Не знаю. — Сказала девочка. — Да это и не важно. Главное, правильно думать, чтобы их разгадать.
       —Правильно думать... — Сказал Макон. — Так ведь это самое сложное.
       —Да, — согласилась девочка. — Вот я, например, очень люблю думать неправильно. И баловаться еще. Только сейчас нельзя баловаться.
       —Почему?
       —Потомучто я выполняю волшебное поручение. А это очень серьезно. Это не какие-то там  фитюльки.
       —Мона, а что такое фитюльки? — Спросил Макон.
       —Фитюльки? Ну, не знаю... Может, это какие-то фантики, если их приклеить к тюли. — Ответила девочка.
       —Мона, ты меня отвлекаешь. — Сказал Макон.
       —Ты же сам спросил, а я всего лишь ответила.
       —Вот и сейчас ты меня отвлекаешь. Когда я спросил, тебе нужно было сказать: думай о важном.
       —Поняла. — Согласилась девочка. — Думай о важном, Макон.
       —Я думаю. — Ответил спун. — Я вот думаю... Помнишь, ты говорила, что знание о Мире Спунов пропало.
       —Помню.
       —Но ведь пропало оно в твоем мире. — Сказал спун. — Это ведь не значит, что оно пропало вообще. Возможно, оно просто прячется где-то в моем мире.
       —Не прячется, а находится. — Поправила девочка.
       —Нет, Мона, оно прячется. — Сказал спун. — Если бы оно находилось, мы бы его уже нашли. Вот только где оно может прятаться?
       Макон рассуждал еще долго, пока многоярусные кроватки не закончились. А когда они закончились,  перед ними возник самый настоящий обрыв.
       Макон и Мона подошли к краю обрыва и посмотрели вниз. Там, внизу, не было ничего. Вернее, там, далеко внизу, клубились такие же пушистые шарики как у них над головами. Расстояние до противоположного края обрыва было таким большим, что его невозможно было перепрыгнуть. Даже если сильно разбежаться.
       —Вот это да. — Сказал Макон.
       —Вот это да. — Сказала девочка.
       Они присели на краю обрыва и задумались.
       —Макон, ты же не думаешь, что нам обязательно нужно попасть на ту сторону? — Спросила девочка.
       —Думаю. — Ответил спун.
       —Как же мы сможем перепрыгнуть эту пропасть? — Сказала девочка.
       Но Макон не ответил. Он сидел и глядел внутрь себя. Так длилось некоторое время. Затем он сказал:
       —Мы не будем ее перепрыгивать.

       И, вдруг, рядом с Маконом появилась маленькая кроватка, похожая на ту, которую Макон нашел, когда проснулся. Эта кроватка сначала увеличилась до размера обычной, а потом начала растягиваться. Растягивалась она таким образом, что одна спинка ее осталась на одном краю обрыва, а вторая стала плавно двигаться на другую его сторону. При этом, средняя часть кроватки растягивалась подобно жевательной резинке.
       —Макон, — Сказала Мона. — Да ведь это же самый настоящий мост!
       Макон смущенно улыбнулся и взобрался на растянутую кроватку.
       —Что-то похожее я видел когда-то во сне. — Пояснил он. — Пойдем.
       Он уже хотел идти,  как,  вдруг, сказал:
       —Другая сторона... Мона, ведь это и есть другая сторона мира о которой говорила девочка из сна.
       Но Мона, похоже, была больше удивлена “мосту”.
       —Значит, в мире спунов достаточно представить что-то и это появляется. — Размышляла она вслух. — Вот это да.
       —Да. Главное представить. — Сказал Макон. — Но, я вижу, ты меня совсем не слушаешь.
       Девочка тоже забралась на “мост” и они быстро перебрались на другую сторону мира Спунов. Как только они оказались на другой стороне, “мост” тут же исчез. Туман рассеялся и в далеке стали видны три горы.
       —Мона, ты видишь? Это же три горы. — Сказал  спун удивленно.
       —Вижу. Мы идем в правильном направлении, Макон. — Сказала девочка. — Нам нужно добраться до тех гор. Только они очень далеко.
       —Да. — Согласился Макон.
       И тут его посетила удивительная мысль. На минуту он задумался и перед ним появились две маленькие кроватки. Только это были не обычные кроватки, а кроватки на колесиках. Когда они  увеличились  до размера обычных кроваток, Макон сказал:
       —Садись, Мона, я подумал, что так будет быстрее.
       —Здорово! — Засмеялась девочка, усаживаясь на свою кроватку. — Какой ты молодец, Макон!
       —Мона. — Сказал спун строго.
       —Что? — Спросила девочка.
       — Продолжай.
       —Я уже все сказала. — Сказала девочка.
       —Точно всё? — Уточнил спун.
       —Ну, еще могу сказать, что я тобой восхищаюсь.
       Макон смущенно поводил ножкой по полу.
       —Если б ты только знала, Мона, как приятно, когда тобой кто-то восхищается. — Сказал он, тоже сел на свою кроватку и они поехали.
       Пока они ехали, начался ветер. Макон забрался под одеяло и накрылся им с головой. Так он и ехал всю дорогу. Через время девочка и спун добрались до трех гор и сразу же нашли еще одну подсказку. Эта подсказка пряталась под одеялом, которое лежало просто на полу. Спун потянул одеяло на себя и, оказалось, что под ним находятся пять точек.
       —Пять точек. — Сказал Макон задумчиво.
       —Только вот, что значат эти пять точек? — Сказала девочка.
       —Хм, — Сказал Макон. — Опять нужно думать. И опять мне, заметь.
       Он присел над точками и стал их разглядывать. Потом он стал соединять точки между собой. Оказалось, что способов соединения пяти точек существует очень много. Мона зарисовывала в блокнотик все способы. Но в мире Спунов от этого  ничего не менялось.
       —Я понял. — Сказал вдруг Макон. — Нужно отыскать один, самый правильный, способ.
       И он снова стал соединять точки между собой.
       —Что-то не получается. — Сказал он спустя некоторое время.
       —Макон, не думай о том, какой способ правильный. Просто соединяй. — Сказала Мона.
       Спун снова начал соединять точки, но как он ни старался, от этого в мире Спунов ничего не менялось. Наконец, фантазия Макона иссякла. Ему показалось, что он перепробовал уже все варианты, но все было напрасно. Тогда он сел и вздохнул.
       —Мона, кто выдумывает все эти загадки? — Спросил спун.
       —Не знаю. Может быть, Хранитель миров. — Ответила девочка.
       —А зачем ему это?
       —Возможно, ему просто скушно и он хочет поиграть с кем-то.
       —Мона, а ты видела Хранителя миров? — Спросил спун.
       —Нет. Его не видел никто и видели все. — Сказала девочка.
       —Как это? — Удивился Макон.
       —Не знаю. Мне сказал это тот, кто наблюдает за ящичками. — Призналась Мона.
       —За какими  ящичками?  — Удивился спун еще больше.
       —За ящичками  с мирами.
       —С мирами? — Не поверил Макон. — А что: есть еще какие-то миры кроме мира Спунов и мира людей?
       Девочка кивнула. Макон засмеялся.
       —И там тоже живут спуны? — Уточнил Макон.
       —Нет. — Сказала девочка. — Хотя, может, и там спуны.
       —Мона, ты меня отвлекаешь. — Сказал вдруг Макон.
       —Ты же сам спрашивал...
       —Вот, опять ты меня отвлекаешь.
       —Поняла. — Сказала Мона. — Думай о важном, Макон.
       В это время Макон соединил четыре точки одним кругом, а пятую оставил за кругом. И в тот же миг по бороздкам пробежал свет, как будто солнечный зайчик. И неподалеку, в стороне  противоположной от трех гор,  что-то вспыхнуло.
Макон и Мона посмотрели в сторону вспышки. Она была похожа на шар света.
       —По-моему, мы должны идти туда, Мона. — Сказал Макон.
       —Да, — Согласилась девочка. — И побыстрее.

       Они думали, что будут идти к вспышке какое-то время, но оказались на месте за секунду, словно их притянула к себе неведомая сила. Вместе они вошли в светящийся шар. А когда свет рассеялся, перед глазами появилась Башня. Башня была большая, с маленькими окошками и маленькой дверцей внизу. На ее вершине были заокругленные зубчики из которых выходили прутики и скреплялись над Башней в одну антену. Вокруг Башни было круглое сооружение похожее на большую змею, которая скрутилась в кольцо. А за кольцом, с четырех сторон, располагались маленькие башни, тоже с зубчиками, но без окон и дверей.
       —Мона, что это? — Спросил Макон. — Это, вообще, ни на что не похоже.
       —Это башня. Вокруг башни круглый забор. А за забором еще четыре башенки. — Сказала девочка.
       —А для чего эта башня? — Спросил Макон.
       —Не знаю. Но, думаю, нам нужно попасть внутрь, чтобы понять.
       Они спустились с горы, дошли до круглого забора, прошли внутрь башенного двора и очутились у дверей Башни. И тут они увидели большое синее облако. Оно проплыло по пространству и  остановилось над верхушкой башни.
       —Что это значит, Макон? — Спросила Мона.
       —Я подумал, что если ключ от мира спунов сейчас здесь, то пусть облако спустится к  башне.  — Сказал спун.
       —Значит, ключ здесь.
       Открыв двери, они вошли внутрь Башни. Там было почти темно. Сквозь маленькие оконца проникал свет, но его было недостаточно, чтобы разглядеть всё.  Они увидели лестницу, ведущую вверх и большой металлический колокольчик, который был прикреплен к веревке, теряющейся высоко в темноте. Мона и Макон подошли к колокольчику.
       —Странно, что в нем нет язычка. — Сказала девочка, заглядывая внутрь колокольчика.
       —Какого язычка? — Спросил спун.
       —Ну, такой металлической штучки, похожей на твою ложечку. Без этой штучки  колокольчик не может звучать. — Сказала Мона.
       —Наверное, кто-то не хочет чтобы он звучал. — Сказал спун.
       Они подошли к лестнице и стали подниматься по ступеням вверх, когда услышали необычный звук. Звук шел сверху и быстро усиливался. Когда Макон и Мона оказались на втором ярусе Башни, они увидели как по стене мелькнула какая-то тень и быстро исчезла. Звук прекратился.
       —Что это? — Прошептал Макон.
       —Не знаю. — Ответила девочка тихо.
       Оба были напуганы странной тенью. Они стояли не двигаясь, а когда отважились идти по ступеням вверх, то снова услышали странный звук.
       —Кто здесь? — Спросил Макон громко и голос его унесло эхо в верхушку Башни.
       —Я здесь. — Сказал кто-то скрипучим голосом совсем рядом.
       Макон и Мона испуганно оглянулись и увидели птицу.
       —Вот это да. — Сказал Макон. — А кто ты?
       —Я — это я. — Сказала птица. — Редкая птица мира Спунов.
       —Так ты тоже не спишь? — Сказал Макон.
       —Это ты тоже не спишь, а я не сплю никогда.
       —Ты здесь живешь? А почему ты не такая как я? — Сказал Макон. — У тебя нет ушей, как у меня, и нос у тебя другой.
       —И что? Разве меня это портит? Разве меня портит то, что я не похожа на других?
       —Нет. Не портит. Просто все спуны мира спунов похожи на меня, а ты нет.
       —Думаешь, если все похожи на тебя, то все спуны одинаковы. Вы все разные. Просто по мне это сразу видно, а по другим сразу не скажешь.
       —Какая ты большая. — Сказал Макон, приблизившись к птице.
       —Я не большая. Я весомая.
       —Чем ты занимаешься здесь, в этой башне? — Спросил Макон.
       —Я, видишь ли, размышляю. — Ответила птица. — Ну, и летаю еще.
       —Как же ты летаешь? — Удивился спун.
       —Как летаю? Полетишь — узнаешь.
       —Я не умею летать. — Сказал Макон.
       —Это не обязательно. — Сказала птица.
       —Что не обязательно? Летать? — Уточнил Макон.
       —Уметь.
       —Хм. — Сказал Макон и прибавил. — А размышляешь ты о чем?
       —О том, где взять язычек для колокольчика. — Ответила птица.
       —И что: придумала?
       —Да, вот, на твою ложечку смотрю. — Сказала птица.
        —Не надо на нее смотреть. — Сказал Макон.
       —Это почему?
       —Потомучто она моя.
       —Я смотрю, ты подельчивый. — Сказала птица.
       —Это как? — Спросил Макон.
       — Да как-то вот так. — Сказала птица и посмотрела на спуна.
       —Хм. — Снова сказал спун.— Мы идем искать ключ от мира  Спунов.
       —О, не может быть! — Сказала птица. — Так ты и есть тот особенный спун, который должен спасти мир Спунов?
       —Откуда ты знаешь? — Сказал Макон. —  А, может, это и не я вовсе.
       —Облако сказало. По секрету. — Ответила птица.  — А ты уверен, что тебе нужно что-то искать?
       —Да. Я должен найти ключ.
       Птица захлопала крыльями, взлетела и исчезла в темноте. Из темноты долетел ее голос:
—Ключ ищет ключ. Хе-хе.

       Поднявшись по лестнице на самый верх башни, Макон и девочка очутились на большой каменной площадке. Посередине этой площадки располагалось отверстие в форме круга, а над отверстием висела чаша, привязанная за веревочки к центральной оси башни. Макон подошел к чаше.
       —Мона, ты же не думаешь, что я должен залезть в эту тарелочку? — Сказал Макон.
Но девочка не ответила. Она открыла свой карманчик, вынула магнитик и протянула его Макону.
       —Почему-то мне кажется, что тебе это пригодится. — Сказала она.
       Макон взял магнитик.
       —Мона, почему-то мне кажется, что тебе кажется, что я должен залезть в эту тарелочку.
       —Почему тебе так кажется, Макон? — Спросила девочка.
       —Потому что я думаю, что ключ находится где-то там. — Сказал Макон и показал на отверстие под чашей.
       —Возможно, ты прав. — Сказала девочка.
Макон вздохнул и грустно посмотрел на пушистые шарики вверху. Он залез в чашу и сказал:
       —Хотел бы я посмотреть в глаза тому, кто всё это придумал. О-хо-хох.
       Как только он сказал это, чаша растворилась под его ногами и Макон стремительно полетел в темное отверстие. Сначала он ничего не понял. Потом он увидел ступени по которым они с Моной поднимались, но теперь они быстро мелькали перед глазами и, казалось, что они находятся совсем близко, а сама Башня очень узкая. А потом Макон вдруг понял, что это не Башня, а просто какое-то отверстие в Башне, которое было невидимым, когда они с Моной были внутри, какой-то невидимый колодец Башни. И теперь Макон падал в этот колодец. Он летел так долго, что даже успел задуматься над тем, как долго он летит. Наконец, ноги его коснулись какой-то поверхности, эта поверхность прогнулась под его ногами, как будто под ней была большая пружина, сжалась, а потом быстро выпрямилась.
       И тут Макон понял, что полетел в обратную сторону. Он полетел с такой силой, что преодолел колодец Башни за считанные секунды и оказался в воздухе. А потом увидел как Башня стремительно уменьшается в размере. Она становилась всё меньше и меньше, и Макон испугался, что уже никогда не сможет вернуться в мир Спунов. Он увидел белую звездочку в темном небе и ему показалось, что он летит прямо к ней. Он оглянулся на свой мир и, неожиданно, заметил то, чего не замечал раньше. Кольцо вокруг Башни на самом деле было не кольцо, а самый настоящий ключ. И еще Макон увидел, что мир Спунов — это, на самом деле, маленький платочек, который привязан к пространству веревочками. И в этот момент, с обратной стороны этого платочка, подул ветер. От этого ключ слетел с основания башни и стал быстро приближаться к Макону, уменьшаясь в размере. А Мир Спунов стал похож на парус корабля. Так длилось некоторое время. А потом ветер прошел через четыре маленькие башенки и “платочек” опал. Ключ приблизился к Макону и прилип к магнитику в его руке.  Макон так удивился, что даже не заметил, что летит обратно. Он зажмурился и стал повторять считалочку.
       Теперь Башня стремительно увеличивалась в размере. И вот, когда она снова стала огромной, а Макон должен был упасть, пушистое облако окутало его. Спун упал в него, как в перинку, а потом плавно приземлился у подножия Башни. Он лежал без движения, когда Мона подбежала к нему.
       —Макон,  что с тобой? — Сказала девочка. — Макон, открой же глаза.
       Но спун не двигался и, казалось, не дышал.
       —Это все из-за меня. — Сказала девочка. — Слышишь, Макон, из-за меня. Потому что это я придумала мир Спунов. Мир маленьких спунов, которые охраняют сны детей. А потом, этот мир стал жить по своим правилам и оказалось, что каждые шесть лет в мире Спунов меняется направление ветра. И для того, чтобы кроватки не улетели с его поверхности, самый отважный спун должен отыскать ключ от мира спунов, открыть воздушные башни и пропустить ветер сквозь мир.
       —Мона. — Сказал вдруг Макон, не открывая глаз. — Если б ты только знала... Какой маленький мир Спунов... Это просто маленький платочек, который привязан веревочками к пространству.
       —Именно таким я его себе и представляла. Макон, я так рада, что ты вернулся.
       —Вот возьми. — Сказал спун, протягивая ключ девочке. — Останови будильник.
       —Он уже остановился. — Сказала девочка. — Сам по себе.
       —Остановился? — Сказал спун и вскочил на ножки. — Как? Ведь ключ был у меня. Значит — это не тот ключ? Выходит все зря?
       Спун растерянно посмотрел на девочку.
       —Нет, не зря. — Сказала Мона. — Это ключ от ящичка, в котором хранится мир Спунов. Пойдем. Я все тебе расскажу.
       Они уже хотели идти прочь от башни, как вдруг поняли, что находятся возле кроватки Макона, как будто никуда и не уходили от нее. Тогда они присели на кроватку и Мона сказала:
       —Макон, возьми компас. Теперь он твой. И еще... Ключ, который мы искали — это ты.
       —Я — ключ? — Удивился Макон. — Но ведь у каждого ключа обязательно должны быть зубчики, а у меня их нет.
       —Да, зубчиков у тебя нет. — Сказала Мона. — Это потому, что ты особенный ключ, без зубчиков.
       —Особенный?
       Девочка кивнула.
       —Ничего не понимаю. — Сказал Макон. — Значит, все это время мы искали меня?
       —Да. Тебя настоящего.
       —И теперь я настоящий особенный спун? — Спросил Макон.
       —Да. — Ответила девочка. — Самый настоящий.
       —Мона, но ведь ты могла сама открыть Башню и пропустить ветер сквозь мир Спунов. — Сказал Макон.
       —Нет, не могла. Мир спунов живет по своим правилам и никто, кроме самих спунов не имеет права хозяйничать в нем. Тем более, совершать подвиги. А ты спун. Спун, который совершил подвиг,  защитил свой мир и теперь ты его хозяин.
       —Я — хозяин мира?
       —Да. Ты — хозяин.
       —А за это мне тоже полагается подарок?
       —Подарок? У тебя ведь есть целый мир, зачем тебе еще какой-то подарок?
       —Понимаешь, Мона,  жизнь без подарков — это как мир без ключа.
       Девочка засмеялась.
       —Хорошо. Я подарю тебе подарок. — Сказала она. — Завтра утром, когда ты про-снешься, ты его увидишь. А теперь мне пора.
       —Мона,  когда я увижу тебя снова? — Спросил спун.
       —Когда я прилечу в мир Спунов в следующий раз. — Ответила девочка.
       —А когда это будет?
       —Скоро.
       —А скоро — это когда? — Спросил спун.
       —Скоро — это через несколько снов.
       —А это долго несколько снов?
       —Нет. Ты даже не успеешь выспаться. — Сказала девочка.
       —Хорошо. — Обрадовался спун. — Тогда до встречи, Мона.
       —До встречи, Макон. Береги мои сны.
       —О, не беспокойся об этом.

       Так Макон и Мона расстались и каждый оказался в своем мире.
       Макон сел на кроватку и обнял свою подушечку. Он припомнил все, что ему довелось пережить. Он вспомнил, как он боялся совершать подвиг, и как он потом преодолел свой страх и применил всё свое воображение для того, чтобы отыскать ключ от мира Спунов. А оказалось, что он и есть этот ключ, и что он искал самого себя. И теперь он — хозяин своего мира. Макон вспомнил большую Башню и маленькую белую звездочку к которой он полетел...
Вокруг него все также, как маленькие креветки, спали спуны. Стояла тишина. “Вот если бы они только знали, что мне пришлось пережить, подумал Макон. Да, в общем, это не важно, ведь это то, что внутри меня, и никто этого не поймет. Но, все-таки, как было бы чудесно, если бы они тоже не спали, как я”.
       Он лег на кроватку, накрылся одеялом, закрыл глаза и уснул. А следующим утром...

       —Ну ты и спун! — Услышал Макон.
       Он открыл глаза и удивленно посмотрел по сторонам.
       —Мы уже все попросыпались, а ты все спишь и спишь! — Услышал он снова.
       Макон вскочил на ножки и что-то хотел сказать в свое оправдание, но тут одна из летающих подушек упала прямо на него. Он повалился на кроватку, засмеялся и подумал:
—Какая разница, кто совершил подвиг, если у меня теперь есть с кем бросаться подушками.
Он снова вскочил на ножки и запрыгал на своей кроватке. И вдруг, он увидел розовый конверт. Конверт лежал рядом с его подушкой. Макон осторожно взял его в руки и открыл. Внутри он увидел открытку. На открытке был изображен Макон в тот момент, когда он летел за ключом. Перевернув ее, он прочитал текст на обороте:
       “Макон, Хозяин миров решил исполнить твое желание и немного изменил правила мира Спунов. Теперь, когда дети в моем мире будут спать — спуны в твоем мире  тоже будут спать, а когда дети в моем мире спать не будут — спуны тоже не будут спать. Если честно, это я его попросила об этом. До встречи. Твоя Мона.”
       Макон так обрадовался, что поцеловал открытку. Потом сложил ее обратно в конвертик, и положил рядом с  пространственным компасом.
       —Спасибо Мона. — Сказал он, улыбаясь.

       Вокруг радовались спуны, летали подушки, мир Спунов жил своей настоящей жизнью. Как прекрасно, когда кто-то ради тебя меняет правила целого мира, подумал Макон. Он  вскочил на ножки и стал прыгать на кроватке. Высоко-высоко. При этом он смеялся как самый обыкновенный спун, который никогда не совершал подвиг, и громко выкрикивал свою любимую  считалочку.
                                                Единица устала стоять и уснула.
                                                Двойка, всего лишь на миг, прикорнула.
                                                Тройка уснула - на спинку легла.
                                                Четверка считает во сне облака...
                                                Пятерка свалилась, глаза не прикрыв.
                                                Шестерка крутилась, но сон победил.
                                                Семерка боролась на шпагах со сном.
                                                Восьмерка ходила во сне колесом.
                                                Девятка всего лишь легла отдохнуть.
                                                Десятка в перинку упала. Вздремнуть.
                                                Одиннадцать тихо на коврике спал.
                                                Двенадцать, на кресле скрутившись, дремал.
                                                Тринадцать в кроватке тихонько сопел.
                                                Четырнадцать пошевелиться не смел.
                                                Пятнадцать на стуле поломанном спал.
                                                Шестнадцать на кресле-качалке дремал.
                                                Семнадцать совсем не спалось, хоть пытался.
                                                А Восемнадцать сном наслаждался.
                                                Девятнадцать, обнявши подушечку, спал.
                                                А двадцать в перинке почти утопал.
                                                Двадцать один — лег и пледом накрылся.
                                                А Двадцать два в колечко скрутился.
                                                Двадцать три во сне песенку пел.
                                                Двадцать четыре ритмично сопел.
                                                Двадцать пять в зазеркалье блуждал в своих снах.
                                                Двадцать шесть тенцевал.
                                                Двадцать семь — воевал.
                                                Двадцать восемь шагал.
                                                Двадцать девять — летал.
                                                Ну, а тридцать — болтал.
                                                Тридцать один чуть на пол не свалился.
                                                Тридцать два с единицей мирился.
                                                Тридцать три был настолько отважен и смел,
                                                что проснулся и сел.
                                                А тридцать четыре в своем сонном мире бублики ел...

       Ну и так далее. Теперь и вы знаете эту считалочку.

      © Ida Airis