среда, 30 сентября 2015 г.

Идагута и тайна Энского королевства. Сказка.

       Жил в Энском королевстве престранный народ. Ничем особенным не выделялся он среди обитателей других королевств, только одним — жестокосердием. Все купцы, которым случалось проезжать через Полбаш, главный город этого королевства, в один голос говорили о жестокосердии местных жителей.
       —Когда просили мы воды, — рассказывали купцы, — в ответ нам только криво ухмылялись. Когда искали ночлег — двери закрывались перед нами. Не довелось нам отыскать ни одной сердобольной души во всем Энском королевстве.
       —Что: так прямо и ни одной? — Не верили им жители других королевств.
       — Ни одной. — В один голос утверждали купцы.
       Невеселые слухи об Энском королевстве ширились миром и случилось так, что все люди стали обходить его стороной. Так долго обходили и объезжали, что все дороги ведущие в это королевство разрушились, а все тропы  заросли непролазным колючим кустарником. Спустя время люди и вовсе перестали говорить о нем. Нет для жестокосердных памяти в сердцах людей.

       Идагута — дочь мельника — была девица с характером. Боялись ее в Глиняном королевстве. Да что там говорить, и в паре соседних королевств ее тоже побаивались. Идагута над этим посмеивалась:
       —Не меня боятся себя боятся. — Говорила она.
       Хотя, если честно, бояться ее было за что. Могла Идагута ни с того ни с сего в голубку превратиться или невидимой стать, могла сдвинуть сундук с места одним взглядом своих зеленых глаз, а могла и мысль прочесть, которую иной человек подумал. Поговаривали, что Идагута была волшебница, но она это отрицала, говоря, что все люди могут делать то же, что умеет делать она, просто не хотят. Спорить с ней в этом было бесполезно.
       Как-то раз Идагута услышала рассказ соседских мальчишек об Энском королевстве. Странной показалась ей эта история и, чтобы узнать что к чему, она пошла к отцу.
       —Отец, правда ли то, что мальчишки говорят об Энском королевстве?
       —Кто его знает? — Ответил мельник — Давно это было. Может, его и вовсе не существует, королевства этого.
       —А если существует? — Спросила Идагута и отец увидел в ее глазах знакомый огонек.
       —Идагута, я тебя очень прошу, забудь ты об этом королевстве… Замуж тебе пора. Думала бы ты о женихах.
       —Как же я о них стану думать, если меня все боятся? — Засмеялась Идагута, вскинула голову непокорно, так, что волосы ее каштановые как облако взметнулись и тут же легли ей на плечи.
       —Успею еще, — уже ласково сказала Идагута. — Ты лучше скажи: в какой стороне это королевство?
       Мельник знал, что нрав у его дочери непокорный и втайне радовался этому, потому что сам был таким. Да, собственно, таким он и оставался, просто виду не подавал. Потому тягу дочери к приключениям, хоть с ропотом, но принимал и оправдывал любознательным нравом. Так, указывая дочери направление, где находится Энское королевство, он точно знал, что скоро она отправится в путь.
       Так и произошло. В одно утро Идагута обернулась голубкой и, выпорхнув в окошко, исчезла в лазурном небе. К полудню того же дня она уже сидела на крыше центральной башни Полбаша. Стрелки башенных часов были неподвижны. Судя по всему, время в Энском королевстве остановилось много лет назад.
       Повсюду, куда опускался взгляд, царило опустошение. Крыши и стены домов  зияли дырами. Люди, которые бесцельно бродили по площади скорее напоминали животных, чем людей. Их одежды были грязны, волосы взъерошены, они бросали друг на друга хищные взгляды, а иногда скалились и гримасничали. Энское королевство действительно пребывало в  запустении.
       До самой ночи кружила Идагута над Полбашем, опускаясь на крыши домов и пытаясь понять что же на самом деле случилось в этом королевстве. Но все было тщетно. Жители почти не разговаривали между собой, а когда открывали рты, из уст их срывались грубые окрики и брань.
      Наступил вечер и город погрузился во тьму. Идагута, покинув его пределы, полетела в лес и там, превратившись в девушку, нашла себе место для сна. Когда же на следующее утро она проснулась, то обнаружила в своей руке золотой кулон на цепочке. На кулоне  была изображена красивая девушка, по всему видно, знатного рода, а на обратной стороне была надпись — Урика. Как только Идагута коснулась пальцем изображения девушки, маленькая зеленая змейка появилась в траве у ее ног и посмотрела Идагуте в глаза. Идагута не испугалась. Она улыбнулась и сказала:
       —Спасибо, змейка. Откуда у тебя этот кулон?
       Змейка в тот же миг словно кивнула маленькой головкой и исчезла в траве.
       В этот день Идагута уже не превращалась в голубку. Она просто стала невидимой и вошла в Полбаш через дыру в городской стене. Так, будучи незаметной, она прошла через весь город и пробралась в королевский дворец.
     Дворец был пуст и полуразрушен. В одном из залов Идагута увидела картину и остановилась от удивления. На картине была изображена та самая девушка, что на золотом кулоне, который утром очутился у нее в руке. Только на картине голову девушки украшала корона.
       —Да ты королевна, Урика! Что же произошло с тобой и с твоим королевством? — Спросила Идагута, рассматривая портрет девушки.
       Она прошла дальше, в другой зал, затем в следующий, но ничего не обнаружила, кроме паутины и пыли. Проходя по боковой амфиладе, она увидела маленькую дверцу, которая была плотно затворена. Идагута сняла с себя покров невидимости и дернула дверцу на себя, но, похоже, та была закрыта изнутри. Тогда Идагута постучала, полагая, что если за дверью таится опасность, то она успеет вновь стать невидимой. Но она ошиблась, потому что опасность пришла с другой стороны. Кто-то за ее спиной быстро схватил ее за руку, дернул и в следующую минуту она услышала быстрые шаги. Идагута оглянулась. В полутьме она увидела фигуру, которая мелькнула и исчезла в пространстве дворца.
       —Кто здесь? — Вскрикнула девушка. — Покажись!
       Но ответом ей была тишина.
       И тут Идагута ощутила, что в руке ее что-то есть. Это был клочок старой бумаги, пожелтевший от времени. Она развернула его и поднесла к глазам. Вот что было написано на нем:
                                          Три спасибо в один день
                                          Ляжет тенью на плетень.
                                          Ни один тебе не скажет,
                                          Так судьба тебя накажет.
                                          Веревкою вейся —
                                          Хоть об стену бейся.
                                          Никто не заступится.
                                          Живи и мучайся.
                                          До конца дней.
                                          Быть тебе ней.
       Идагута несколько раз перечитала написанное. Судя по всему, адресовано это было не ей. Тогда: кому?
       «Ни один тебе не скажет... Никто не заступиться...»
       Идагута не понимала смысла этих слов. Она сложила бумагу в карман и вновь подошла к двери. Рассмотрев замок ей, вдруг, пришла в голову мысль использовать кулон вместо ключа. И, действительно, кулон скользнул в замочную скважину, в замке что-то щелкнуло и дверца открылась. За нею был тайный ход: ступени, ведущие вниз и настоящая темнота. Однако, Идагуту это не испугало, она вынула кулон, закрыла за собой дверцу и шагнула вниз. Через какое-то время ступени закончились и, вдалеке, Идагута увидела свет... А когда она дошла до источника света, то поняла, что это просто выход из тайного хода, покинув который, Идагута очутилась в лесу. В том месте, где спала ночью.
       —Вот это да. — Сказала Идагута и присела на мох. — Видимо Полбах не торопится раскрывать мне свои тайны...
       Она вынула клочек бумаги и вновь прочла текст. Написанное звучало как угроза или как... заклинание. И написано оно было, судя по всему, очень давно. Так давно, что королевство успело разрушиться.
       —Мне дали его во дворце, — размышляла Идагута вслух, — значит ли это, что оно имеет отношение к Урике? А что если кто-то злой заколдовал ее с помощью этого заклинания.
       «Так судьба тебя накажет...»
       Идагута положила клочок бумаги на землю и принялась вновь рассматривать кулон. Но резкий порыв ветра подхватил бумагу, поднял в воздух и унес меж деревьев. Идагута вскочила на ноги, чтобы поймать ее, но было уже поздно. Расстроившись, она вновь присела на мох, размышляя как поступить дальше. И, вдруг, увидела зеленую змейку. Ту самую. Змейка держала во рту клочек бумаги с заклинанием.
       —Спасибо, змейка, ты очень помогла мне!
Идагута взяла бумагу, а змейка исчезла в траве, так же быстро, как в прошлый раз.       
       Девушка решила вернутся во дворец и отыскать того, кто передал ей это заклинание.
Был полдень, когда она голубкой пробралась в Полбаш и обратилась в девушку. Она решила пройти все залы, но, прежде чем идти, Идагута призвала себе в помощь светлячков, чтобы они освещали ей путь. Она переходила из зала в зал, а  светлячки, кружась над ее головой, освещали даже отдаленные углы.
       Неожиданно, она увидела что на полу что-то сверкнуло и тут же погасло. Идагута подошла ближе. Оказалось, блестела давно разбитая стеклянная ваза… Но, вдруг, что-то необычное привлекло внимание девушки. На полу, рядом с осколками, прямо по слою пыли были изображены какие-то волнистые линии. Идагуте пришли на ум строки из заклинания: «веревкою вейся, хоть об стену бейся...» И она подумала о том, что, возможно, тот, кто дал ей клочок бумаги с заклинанием и есть заколдованный.
       —Если ты меня  слышишь, — громко сказала Идагута, — Покажись!
       Какое-то время во дворце стояла тишина, но вскоре странный стук привлек ее внимание. Стук был глухой и доносился с другой стороны дворца. Идагута пошла на звук. Проходя амфиладу, она посмотрела в окно. День клонился к вечеру.  Стук становился громче. Наконец, Идагута добралась до зала, откуда доносилось постукивание и, к своему удивлению, обнаружила, что стучала шибка окна от порывов ветра. С досадой Идагута поспешила прочь из дворца, как, вдруг, в одной из комнат, на стене, она увидела рисунок. Это была волнистая линия. Единственная волнистая линия на одном конце которой была нарисована голова... Змеи.
Какое-то время Идагута размышляла. Строки из заклинания начали всплывать в ее голове. «Веревкою вейся... Три спасибо в один день...» Да, она все поняла.
       —Змея. — Проговорила Идагута.
       И в этот момент в дальнем конце дворца что-то с грохотом обрушилось на пол.
       Идагута посмотрела в окно, небо начинало темнеть. Тогда она быстро превратилась в голубку и выпорхнула в окно. Вскоре, она оказалась на знакомой поляне и превратилась в девушку.
       —Змейка! — Позвала Идагута.
       Зеленая змейка тут же очутилась перед ней.
       —Ведь ты и есть — Урика? — Спросила Идагута.
       Но змейка безмолствовала, только смотрела на девушку не мигая.
       И тут Идагута вновь вспомнила о заклинании.
       —Спасибо, змейка. — Сказала она.
       Но ничего не произошло.
       —Спасибо, змейка. — Повторила Идагута.
       Неужели она ошиблась в своих догадках? Нет, не ошиблась. Идагута сняла колечко с пальца и бросила в траву. Через миг змейка принесла девушке колечко, и Идагута сказала:
       —Спасибо, змейка.
       И в ту же минуту змейка превратилась в принцессу Урику — красивую молодую девушку с пышными рыжими волосами. Урика заплакала от радости, обняла свою спасительницу, а потом поведала ей о той страшной истории, которая случилась с ней и ее королевством.
       Оказалось, что много лет назад злой маг Матак захотел взять Урику в жены, но принцесса любила дворцового писаря, а писарь любил ее. Вот тогда Матак и навел на Урику заклятье и, как она думала, навсегда. Как же тяжело ей было жить в теле змейки, зная, что ее любимого Ламера  постигла та же участь, что и всех подданых ее королевства — жестокосердие стало их уделом.
       —Значит, это Ламэр помогал мне во дворце. — Сказала Идагута. — Кто-то подсказывал мне путь к тебе…
       —Да, да, это Ламэр… Выходит, любовь спасла его от  жестокосердия!
       О многом говорили они в тот вечер, а наутро отправились в город. Город стал совсем другим. Руины превратились в новые дома, дворец стал еще красивее, чем был раньше.  Люди были приветливы и опрятны, словно ничего плохого с ними никогда не происходило. Никто ничего не помнил, даже Ламэр, который встретил девушек в саду дворца, как ни в чем не бывало, поцеловал любимую, осведомился о ее спутнице и удалился по делам…
       В честь Идагуты в тот день был устроен большой пир. Она стала почетным гостем в Энском королевстве, ей отвели самую лучшую комнату и дали титул "Девушка-мудрость".   Таким образом была разгадана тайна Энского королевства, а само королевство спасено от жестокосердия. 
 © Ida Airis 2012